Главная » Статьи » О пользе поломанных игрушек

О пользе поломанных игрушек

Статья про творчество Олега Дольникова в 1 номере журнала ProDesign.Олег Дольников - дизайнер предприятия "Белтекс Оптик" (г. Лида), которое выпускает популярные в США и западной Европе оптические приборы марки YUKON. В союз дизайнеров приехал на горном велосипеде, весь мокрый от падавшего хлопьями снега и "каши"на дорогах.

Он произнес: "Странные люди - готовы платить бешеные деньги за то, чтобы покататься на каких-нибудь сафари-трофи. Пусть проедутся пару раз на велике по зимнему Минску - получат массу незабываемых впечатлений."

Войдя в комнату, он выложил на стол, за которым мы расположились вместе с президентом белорусского Союза дизайнеров Дмитрием Сурским, зрительную трубу "Скаут" 30-ти кратного увеличения, две половинки корпуса для нового прибора ночного видения и альбомы с массой фотографий собственных работ. Пословицы о смелости, пословицы о добре и зле, о труде и многие другие пословицы Вы найдёте на сайте http://posloviz.ru! 

Директор вашей фирмы Александр Петрович Ольшевский поделил дизайнеров на четыре категории: один может сделать только эскизный рисунок внешнего вида изделия, второй - дать эскиз и объемную модель, третий способен кроме этого изготовить рабочий образец с учетом оптической схемы, а четвертый - тот, кто может еще и отслеживать изделие в производстве. Тебя он отнес к четвертой категории. Но откуда у выпускника театрально-художественного института профессиональные знания в области оптики?

- От совместной работы с инженерами наслышанные, "навиденные". Постоянно что-то спрашиваешь, в справочниках даже серьезно копаться не приходится. Ведь меня интересует только оптическая схема - нарисованные оптические элементы с размерами, расстояниями между ними и лучом, который их соединяет.

А механика?

- Механика - мое.

А познания в механике откуда? Есть специальный факультет в политехе, который раньше так и назывался: оптико-механический. Там этому пять лет обучают.

- Из глубокого детства - машинки ломал. ("Дизайнер все умеет!" - бросает реплику Дмитрий Сурский). Мои собратья по профессии, с которыми учился, почти все работают в графике и с техникой не дружат. У меня же к ней внутренняя предрасположенность. Мне с детства было интересно знать, как все это устроено. Поэтому и ломал игрушки. Конечно, у нас есть конструкторы, которые рабочие чертежи чертят. Без них не обойтись, потому что я не знаю, где какие допуски и квалитеты проставлять. Но все равно мне приходится подсказывать им конструктивные решения узлов, говорить что плохо, а что хорошо. В общем, конструкции приборов предлагаю я. Потом они обсуждаются, вносятся коррективы - производство, все-таки.

Олег, как ты вышел на заказчика?Промышленный дизайн корпуса ультра фиолетового фоноря.

- Лет пять или семь назад, давайте вспомним, ничего не было в магазинах, и у людей резко пропала работа, в том числе и на лидском заводе "Оптик". Тогда Ольшевский стал производить то, что мог - точили деревянные зрительные трубы. Выставили их на выставке. Игорь Яковлевич Герасименко был, кажется, председателем жюри и отметил их, как нестандартно мыслящих: молодцы, мол, какие, хлопцы из Лиды (деревянная тема ему близка, сам проектировал кресла). Вручил медаль и грамоту. Они поинтересовались, где найти дизайнера, который с деревом работает, и он дал им мой телефон.

В чем заключается твоя работа по отслеживанию изделий в производстве?

- В конструкции есть много деталей, которые обходятся вообще без моего участия. Меня касается только то, что видит потребитель глазами, слышит ушами и трогает руками. Как щелкает, что куда вставляется, как это работает: плохо, хорошо? Это мои вопросы.

Щелкает? Но откуда ты еще и этому научился? Раньше у нас на это вообще никакого внимания не обращали.

- Надо всего лишь интересоваться и любить то, чем занимаешься.

Вы закупали западные образцы, резали их?

- Безусловно. Мы переломали их целую кучу. Поучиться есть чему. Но насчет того, как щелкает - это не из образцов. Это - из обычных вещей, которые я до сих пор продолжаю ломать дома. Они могут не иметь никакого отношения к оптике.

За счет чего такой хороший сбыт вашей продукции на Западе? За счет дешевизны?

- Дешевизна - это, безусловно, показатель номер один. Поэтому наш ближайший конкурент - китайцы. Так как у аналогичных изделий престижных марок сразу же нолик к цене прибавляется или два. И тридцать лет гарантии. А у китайцев - без нуля и без гарантии. Во-вторых, мы к качеству более серьезно относимся, чем многие из китайцев. У нас от ОТК все производство стонет. Бракуют из-за самых незначительных дефектов. Но зато все знают, за что работают: существует обратная связь с покупателем, и брак всегда имеет точный адрес - что именно ломается, по какой причине, в каком узле. Все это внимательно отслеживается.

А с охраной авторских прав проблемы возникают?

- Это страшно смешная тема. Ведь даже если CANON обнаружит, что какой-нибудь китаец "дует" у него идеи, то CANON сто раз подумает, возбуждать ли дело. Потому что в девяноста процентах случаев лишь убытки понесет, оплатит остановку производства, оплатит возможные издержки, третье, пятое, десятое: А у "БЕЛТЕКС ОПТИК" оборот сравнительно маленький, так что фирма вообще ничего не получит за свои потерянные деньги. Так что, можно сказать, это никак не работает.

Серийно производимая труба Sibir под торговой маркой Bushnell. Каталог 2004 года.Ваш директор по образованию инженер?

- До того, как организовать собственное дело, он был руководителем участка на заводе. Но это ни о чем не говорит. Есть такая военная поговорка: сержант должен знать все, что знает сержант и солдат, старшина - все, что знает старшина и сержант, офицер - все, что старшина и офицер, генерал: Так вот Ольшевский знает все. Был такой случай: Однажды БелОМО попросило нашу фирму помочь - не могли разгадать секрет вот этой резинки (показывает на приборе): как оснастку делать, как штамповать: В результате мы спроектировали общее изделие: они изготавливали внутренности, а мы одевали их в свою "одежду". Вылилось это в несколько поездок на завод Вавилова и переговоры с их инженерным составом. В одну из первых встреч мы сидели за столом: с одной стороны Ольшевский и я, с другой - все начальники служб завода. Каждый из них по очереди задавал свой узкоспециальный вопрос, и Ольшевский на все отвечал. Потом они у него тихонько поинтересовались: "Что вы заканчивали?" Так что он, как "полифонист" - знает все. И умеет все. Даже рисковать. Еще одна его положительная особенность: Ольшевский считает, что если он специалисту платит, значит доверяет. И прекрасно понимает, что есть специалисты получше. Он это принимает.

Не бывает ли обвинений в адрес дизайнера, когда товар не продается?

- Такого не было, чтобы наши изделия не продавались. Ведь они - дешевые.

Я считаю, что в дешевых изделиях, у которых в гамме потребительских качеств отсутствуют другие достоинства, дизайн играет первостепенную роль. Ведь покупатель останавливает свой выбор на них благодаря именно эстетическим качествам?

- Не хотел этого говорить, но я тоже так думаю! Зайди, например, в ГУМ, где продают российские бинокли и наши изделия, и ты ответишь на свой вопрос. В принципе они ничем не отличаются - там стекло, тут стекло. Там одна марка стекла, тут - такая же. И схемы примерно одинаковые. А механика у них может и понадежнее, так как большинство деталей - металлические. Но разительная разница во внешнем виде выставляет наш товар безоговорочно на первое место.

Возможны в этом классе продукции такие "прорывы" в области дизайна, которые могли бы поставить изделия в один ряд с работами Филиппа Старка, других известнейших дизайнеров?

- В принципе, возможно все.

Твой заказчик мог бы дать тебе столько свободы?

- Свобода у меня почти полная.

И, тем не менее, ты держишь себя в каких-то рамках. Это боязнь не угодить заказчику?

- Это не боязнь. Это тонкий расчет на покупателя. Наглядный пример - вот этот бинокль. По фотографии не заметно, но он очень большой. И когда мы с Андереем Снежко делали графику (я - от лица заказчика), он предложил: "Надо надписи мельче делать, и тогда он будет казаться еще больше". Так и сделали. Реакция была у американцев. Они сказали: "Strong!" Это означает "большой, крепкий, надежный". Как кувалда. Это - тоже показатель. По таким мелочам начинаешь понимать, что нужно заказчику. А вообще, это тоже смешная тема. Вот, например, когда проектировалась 50-кратная труба "Сибирь", заказчик предупреждал: "Мировая практика такова, что изделие живет на рынке три года, а потом "умирает"и нужно предлагать что-то новое". А "Сибирь" продается уже около пяти лет и пока остается базовым для предприятия продуктом. Я думаю, это потому, что у нее абсолютно "тракторный", вечный дизайн. Ведь все, что делается в мире оптики, я знаю. Пусть не все живьем, а из проспектов, но самых последних, видел. Так вот, наряду с абсолютно футуристическими новинками, которые предлагают CANON или NIKON, тот самый ZEIS, который дедушка Цейс нарисовал в пятнадцатом году, до сих пор делается и продается. И будет продаваться. Скорее наоборот: для чего-то новомодного всегда существует опасность уйти через год-два вместе с самой модой. И не следует забывать, что лучшее - враг хорошего.

У вас на фирме полный цикл производства, или работаете в кооперации?Промышленный дизайн зрительной трубы.

- Казалось бы - что проще? Нарисуй детали, отдай чертежи, тебе их сделают, привезут, и ты соберешь. Ничего подобного! Мы чаще всего получали брак. Поэтому практически все, кроме металлического литья, вынуждены делать сами, вплоть до чехлов. Все у себя, только у себя.

Какое место в твоей работе занимает собственно творчество?

- Восемьдесят процентов времени у меня уходит на обычные конструкторские вопросы, которые к дизайну не имеют никакого отношения, хотя на производстве много вещей, которые меня не касаются и без меня обходятся. Но внешний вид это исключительно мой вопрос.

А из каких источников, из какого класса объектов ты черпаешь идеи при создании внешнего вида приборов? Ведь оптические изделия достаточно редко встречаются в нашем предметном окружении.

- Во-первых, по журналам знаю все, что делается "в теме". Так что "как надо" - планка задана. Все равно больше чем NIKON дизайнерам точно никто не платит. Поэтому-то все их изделия "уработаны" на пять с плюсом.

Вам далеко до уровня NIKON?

- У меня такое впечатление, что у них не авторское проектирование, а отделы работают. И условия работы дизайнера, я думаю, отличаются от наших. К тому же гением себя я не считаю и четко знаю собственные возможности. Есть вещи, которые никогда не переплюну и отношусь к этому спокойно. Просто счастлив, что могу делать более или менее приличные изделия: А "вдохновение" черпаю в основном из автомобилестроения. Автомобилестроение - двигатель прогресса, первое, где меняется мода, где можно проследить тенденцию на десятилетия вперед. Но я не могу сказать, что при создании вот этого "ночника" придерживался какого-то из направлений. Разве тут видно хоть одно?

Почему нет? Скажем, в этом месте - бионические формы, а тут - техно. А насчет изделия для БелОМО: Получается, вы работаете уже и в режиме дизайн-студии, предлагаете другим производителям свои разработки.

- Это - пока единственный случай.

Плагиата не боитесь?

- У нас слишком маленькие объемы производства. Это первая причина, почему не обязательно получать на наши изделия патенты. К тому же тот потребитель, на которого мы работаем, жаждет узнавания. Для него важно купить что-то такое, что он уже где-то видел. Вот эта труба, например, похожа на кучу подобных изделий, которые стоят на нуль больше. Она заведомо похожа на них.

Ты допускаешь в своей работе прямое копирование?

- Нет. Хотя есть вещи, как молоток, где невозможно придумать что-то совершенно новое. Поэтому малые производители, китайцы, например, старательно дерут формы у больших производителей. Чтобы их продукция напоминала дорогие "крутые" аналоги, но ее могли покупать малообеспеченные потребители. С этим ничего не поделаешь. Это - реальные условия, в которых приходится работать и идти на компромиссы. Меня это, честно говоря, совсем не обижает.

Из беседы с Ольшевским я понял, что перед тобой ставится задача все-таки не повторить уже существующее, а создать что-то уникальное.

- Мы и делаем всегда абсолютно новое. Трубе "Сибирь" аналога нет нигде в мире. Форма этого "ночника" ничего не копирует. Правда, сделать эксклюзивной формы бинокль намного сложнее. Особенно если пытаешься остаться "в классе". Есть у нас и другие разработки, которые никогда не повторялись. Вот, например, эта резинка. Заказчик увидел где-то ручной упор для зрительной трубы с тыльником. пяткой, упирающейся в плечо, и попросил сделать такой же. Я поиграл с этим штативом: Оказалось, что он крайне неудобен: рука все равно остается на весу и дрожит. Но я нашел, что можно сделать вот такую штуку, которая надевается на ножки треноги и упирается в сгиб руки, прижатой к туловищу. Оказывается, это гораздо удобнее. Я могу, не уставая, стоять так довольно долго, скажем, минут пятнадцать. Дрожание меньше, а это очень важно для нашей оптики из-за большой ее кратности. Так вот этой штуке аналогов в мире нет. Вещь совершенно эксклюзивная, которую пока точно никто не делает. Вот еще безаналоговая штука: никто не сращивал "подслушку" с "ночником", хотя идея вроде как лежит на поверхности.

Для какого класса потребителей изготавливается такая продукция? Для частных детективных агентств?Публикация в журнале Популярная Механика, посвященная зрительной трубе с высокой кратностью увеличений.

- Для кого угодно: иди и покупай. Дело в том, что когда мы начинали разрабатывать тему "ночников", то побаивались, думая, что это - спецтехника. А оказалось все просто: если твой прибор внешне имитирует другой предмет, например, пачку сигарет, то это - спецтехника. А если сущность прибора не скрывается, то это не спецтехника.

На вашем предприятии существует социальная программа для работников фирмы?

- Подарки к новому году давали (смеется). А если серьезно, то руководство действительно заботится о работниках. Например, несколько лет назад, когда все только начиналось, фирма очень успешно работала все лето - шли большие продажи. А наступила зима, и - полный завал. Все три зимних месяца выпуска не было вообще, так как предприятие работает без складов, только под конкретный заказ. Поначалу просто за голову хватались. А оказалось, что это всего-навсего особенности рынка: зимой оптику никто не покупает. Теперь это учитывают и материально поддерживают работников, даже когда работы нет.

Процесс проектирования идет стандартными методами? Вначале ты рисуешь, потом лепишь в пластилине, затем все это обсчитывается, выращивается в стереолитографии: Но все равно многое делается руками, проверяется на ощупь. А современные трехмерные программы компьютерные являются мощным подспорьем?

- Без них вот эту шутку, например, не сделаешь. Есть вещи, которые легко и так получаются, а есть такие, которые необходимо просчитывать в трехмерных программах. Это не подспорье, а необходимый инструмент. Причем он необходим только для обсчета корпусных моих деталей. Вот в этом изделии порядка ста шестидесяти деталей. К моменту выпуска корпуса все они уже лежат на складах, готовые к сборке - отпечатанные, отпрессованные, покрашенные.

Олег, раньше ты делал копии арбалетов. Продолжаешь заниматься этим сейчас?

- Никаких арбалетов я не делал уже более четырех лет. Хотя с теми, что изготовил когда-то, ребята из рыцарских клубов до сих пор ездят по заграницам, выступают на турнирах и фестивалях. А вот на разработку интерьеров времени хватает. В соавторстве с Тамарой Голубевой клуб "Тоннель" проектировал, китайский ресторан "Золотой лотос": А к арбалетам я еще вернусь.

Александр Островцов, журнал ProDesign №1, 2002 год

Задача промышленного дизайна состоит в создании эргономичных и внешне привлекательных изделий | info@dolnikoff.com