Главная » Статьи » Работа на все сто

Сергей Гуринович 50/50 или работа на все СТО

Обложка и страница статьи в 12-м номере журнала ProDesign.Что наша жизнь? Игра! В детстве - с лошадками, подростком - в войнушку. Серьезно на это смотрит только благодарный зритель, он же пользователь.

Потому что дизайнер играет со знанием своего дела. Поэтому это востребовано народом. От Южной Кореи до США.

Работать двум ярким личностям на одном поприще складно - редкая удача. По словам Сергея, еще так получалось только с Поповым, ныне израильтянином. Художнику-дизайнеру без амбиций просто не жить, но у соавторов впереди стоит дело. Работают два дизайнера продуктивно -вектор один. У каждого свои задачи и темы. Соавторство в чистом виде получилось на одной работе - бинокль призменный с оригинальными откидными крышками.

Торговая марка "YUKON" попала в американские каталоги еще в далеком 1995.

Ведущий дизайнер Сергей Гуринович говорит о своем предприятии, как об одном коллективе, где люди заряжены одной идеей - делать лучше и лучше. На некоторых этапах материалы посылаются в США и оттуда приходят корректные, включая маркетинговые, замечания и пожелания. Делается расчет на определенный сегмент рынка. Попасть точно в своего покупателя, не перехлестывая таких столпов-законодателей, как Nikon, Canon, но внося свою струю - серьезная задача интеграции отдельного белорусского производителя в мировой контекст.

Был прецедент, когда первую "оптическую" работу Гуриновича украли в первый же день прямо со стенда в немецком Кельне (где были, между прочим, только VIP-персоны)... скорее всего пронырливые китайцы.

Хороший здоровый коллектив с немалой заслугой директора - А. П. Ольшевского, раскрутившего производство с тех же смутных девяностых, "одевая в дерево" подзорные трубы.

В эпоху развитых коммуникаций, рынок работает в системе автопоиска - клиент находит товар нужного качества, производители находят дизайнеров адекватного уровня.

Сергей Гуринович, всем знакомый еще по работе во ВНИИТЭ, сидел перело мной ничуть не изменившись за последнее десятилетие, впрочем как и легендарный белый мерседес-универсал, его привезший.

Симпатичный и невозмутимый, знающий и потому уверенный.

"Сказку" можно сделать 6ылью/6олью (ненужное вычеркнуть)

Началось все с того, что он понял, учась на архитектурном факультете, что ему нужен другой масштаб работ. Не огромные генпланы на планшетах, а нечто большее, т.е. меньшее. Ему нравится все то, что можно ощутить руками, поэтому по рекомендации авторитетного Заневского уже с четвертого курса работал на полставки во ВНИИТЭ. Коллектив там подобрался в те годы ого-го! Темы были интересные -работали на весь Союз, но худсоветы явно Гуринович недолюбливал. Его прямота имеет два результата. В одном случае - прямой заход в грудак или в череп - это больно. Так случилось на первом худсовете 1985 года, когда обсуждались пластиковые киоски для Москвы. Жертвой пал конструктор, работающий в проекте (изменил свое мнение "по ходу Совета"). В другом - именно эта лаконичность подкупает заказчиков, вполне солидных.

Начальник отдела тогда сказал, мол, так, в грудак, у нас не примято. Думали задвинуть Сергея подальше в угол, но тут приехала именитая делегация из Москвы и присудила проекту Гуриновича первое место за этот же проект по всей системе ВНИИТЭ. Так ею заявление на увольнение осталось без продвижения, а сам Сергей двинулся дальше лег ко, словно ветер дул в спину.

В те времена Москва писала диссертации, а Белорусский филиал де лал конкретные изделия, поэтому в его работах есть уровень зрелого мастера с отличным чувством материала.

Сам он говорит, что все досужие мысли о целостности композиции, о тектонике, и т.д. - все-де туфта. Наговорить-написать можно пару томов, что и делалось институтом в пояснение к проектам. Масса слов повторяли друг друга, перетасовывались, усложнялись и запутывались, менялось только название изделия. Но кто их читал и прочтет сейчас?

То ли дело сам предмет. Он отвечает сам за себя, и проверяет ею только время.

Как-то Сергей Гуринович вскользь проговорился и выдал свое кредо: "Каждое изделие должно нести свою собственную сказку. Донести ее и не растерять по ходу работы с технологами и изготовителями - и есть собственно задача Дизайнера".

В общем, выковать свою сказку нужно "no-доброму", нос кулаками, а история покажет, станет это былью или болью.

В стране Утренней/Утраченной свежести (ненужное вычеркнуть)

В смутное время девяностых в Минск приехали дизайнеры корейцы. Видимо, тема Чернобыля еще не перестала волновать их восточные умы. Проекты медицинской техники от Гуриновича, неосвоенные постсоветским пространством, пришлись им как раз по душе. Потом последовало приглашение работать в Корее. Сергей собрался мигом. С небольшим английским тезаурусом и айда в Страну Утренней Свежести.

В те годы еще не так в ходу было слово "портфолио", поэтому когда он в ответ на это слово плюхнул папку с черно-белыми фотографиями, корейцы поначалу засуетившись, сразу обмякли. "Не может быть, что это все твое! Ты бы был миллионером, главой корпорации и т.п.".

Портфолио у иных дизайнеров состояло максимум из 3-4 работ, аккуратно сработанных в альбомчик.

Показал свои рисунки сердитому мужику, тот что то невразумительное пробурчал. "Не понравилось? - спрашиваю" - рассказывал Сергей. "Не мое это дело, я не дизайнер, я - заказчик, я плачу тебе деньги, а ты их зарабатывай!" - последовал четкий ответ.

Жить и работать в полугосударственном дизайн-центре, где были собраны люди со всего мира, экстремально. Встречались проходимцы, пытающиеся в случае твоей удачи, вписать свою фамилию в соавторы. Попадались канадские потомки украинцев, невзлюбившие поначалу Сергея, считая его русским, а значит "москалем". Когда же наш человек добрался до станков, смута прекратилась и пошла настоящая работа.

В результате выдавалась бумага, где говорилось, что вы участвовали в консалтинговой программе для малого и среднего бизнеса.

Понимание значения дизайна у корейских правителей самых высоких уровней обрадовало и воодушевило Сергея. Ничего не стоило на уровне корейского правительства на очередную сессию пригласить, например. Его Величество короля Испании Х.Карлоса, чтобы зафиксировать его с нашим С. Гуриновичем на листке глянцевой фотобумаги и позволить увезти его изображение на другой берег Евразии.

Проработав там более года, вернувшись в Минск, Сергей почти столько же приходил в себя и собирал старых клиентов. Потихоньку таяли воспоминания об утренней свежести, впрочем, привносимой в страну другими талантливыми дизайнерами.

Работа с дальним/Дольним прицелом (нечего вычеркнуть)

Каталог Bushnell демонстрирует одну из дизайнерских работ Сергея Гуриновича."Работать сейчас гораздо легче - стало возможным работать без оглядки" - говорит Сегрей, - мое понимание кайфа от того, что сейчас можно делать... Работать стало хорошо. Раньше дизайнеров было мало. Сейчас их много - все как дети лейтенанта Шмидта. Много самозванцев. Есть конкуренция и кто-то "летит с крыльца".

Много лет работая во ВНИИТЭ с московскими заказчиками мы привыкли к профессиональному подходу в проектной работе. С вынужденным возвращением на белорусский рынок, бывают случаи, когда Замдиректора смотрит на вещь, крутит ее в руках: "Вот бывал в заграницах, пахожае видел", а можа и не видел, а можа и не бывал. Потом зовет чуть ли не кладовщицу. Спрашивает Петровну, смотрыцца или несмотрыцца?" Грустно от этого Однако...

Несколько лет назад пришла к дизайнеру РАБОТА. Есть у нас дальновидные предприятия. Оказалось, есть небольшая частная фирма под американским патронажем изготовляет оптические приборы на базе Лидского оптико-механического предприятия.

К тому времени с фирмой работал дизайнер Олег Дольников (см публикацию в журнале PRO №1).

Влад Рута, журнал ProDesign №12, октябрь 2004 года

Задача промышленного дизайна состоит в создании эргономичных и внешне привлекательных изделий | info@dolnikoff.com